Я не "Железная леди". Интервью с Дианой Удовиченко - Интервью СМ - Материалы из журнала Каталог статей - Создатели миров

Меню сайта
Главная » Статьи » Материалы из журнала » Интервью СМ

Я не "Железная леди". Интервью с Дианой Удовиченко
Ф.И.О., псевдоним, ник - Удовиченко Диана Донатовна. Псевдонима нет, чаще всего пользуюсь ником Daiyan.
возраст - в октябре исполнится 42 года.
Место жительства – Владивосток.

Что у вас в памяти осталось о детстве?

Я очень хорошо помню свое детство, особенно почему-то до семи лет. Мой отец был военным, они с мамой часто переезжали из гарнизона в гарнизон. Бытовые условия там были неважные, поэтому я жила у бабушки с дедушкой на Алтае, в крошечном поселке домов на двадцать. Наш дом стоял на самой окраине. У дедушки с бабушкой был большой огород, парники, яблоневый садик, а перед домом – клумбы, на которых росло огромное множество цветов. В сарае жили курицы и злобный петух, который все время меня норовил клюнуть в коленку. В доме была печка, чердак, полный интересных старинных вещей, подпол, темный и жутковатый. А прямо за забором начинался настоящий лес, в котором жили белки, зайцы, бурундуки и прочая мелкая живность. Звери покрупнее тоже водились, но в дальних лесах. Летом бабушка каждый день водила меня в лес, гулять, собирать травы и цветы. Для ребенка все это – неиссякаемый источник радости и чудес. Бабушка была педагогом, к четырем годам научила меня читать. Больше всего я любила сказки. Очень хорошо помню, что в лесу все время оглядывалась в поисках лешего, фей, гномов или еще каких-нибудь волшебных существ, а зимой ждала Снежную королеву. Всерьез верила, что они существуют. Для меня детство – это кусочек сказки. Таким я его и запомнила, ожиданием чуда.

На презентации владивостокских писателей. Второй справа - Максим Удовиченко.

Вы часто меняли работу. Почему такие метания?

Сначала большую роль сыграли наши бесконечные экономические катаклизмы и перемены. Трудно было найти что-то стабильное. А потом мне почему-то «везло» на работу. Год отрабатываю – и то фирма разорится, то выйдет какой-нибудь закон, который людям бизнес прихлопнет, то меняется начальство и принимается «мести новой метлой». Для устройства на по-настоящему хорошую должность в стабильной компании не было связей. А еще мне периодически все надоедало. Если я видела, что не могу больше узнать ничего нового, ничему научиться, становилось скучно. Иной раз я оставляла работу именно по этой причине.

Вы работаете по специальности?
Сейчас нет. Почему-то у нас все бухгалтеры и экономисты «живут» на работе. Особенно в период сдачи отчетности. Меня такое положение дел не устраивает, я тогда писать не смогу. Когда издательство приняло мою первую книгу, я как раз устраивалась на новую работу, прошла первое собеседование. Но там уволилась секретарша, и то ли нарочно, то ли нечаянно потеряла все анкеты соискателей. Мне предложили снова заполнить анкету и опять прийти с кем-то разговаривать. А тут – письмо из издательства. Я решила, что потеря анкеты – знак свыше, и отказалась от работы.

Способности к точным наукам не мешают вам писать фэнтези?
Скорее наоборот, понимание того, что все в мире живет и развивается по определенным законам природы и логики, помогает вымышленные миры прорабатывать. В любом случае, реки у меня просто так не потекут вспять, а если и потекут, я обязательно найду логическое обоснование этому явлению. Другое дело, что способности к точным наукам долгое время мешали начать писать в принципе. Я никогда не видела себя писателем, даже не предполагала, что стану им.

Как вы видите себя со стороны? У вас есть комплексы?
Если речь о комплексах по поводу внешности, то их нет. Я же не подросток, и уже давно изучила себя. Отлично знаю свои достоинства и недостатки, и умею подчеркнуть первое и скрыть второе. А комплексы вообще… вряд ли. Скорее, фобии, как и у любого человека.

Что бы вы хотели изменить в себе?
Внешне – ничего. Я – это я, и никто другой. Так что уж буду донашивать то, что имеется. Внутренне – пожалуй, добавила бы себе трудолюбия.
Есть ли у вас другие увлечения, кроме сочинительства?
Особых хобби нет. Для меня сочинительство – одновременно и хобби, и любимая работа. Конечно, много читаю, а все свободное время вожусь с собакой. Люблю слушать «Арию», «Кино», «Раммштайн». Всего понемногу. Но поистине фанатично отношусь только к писательству.

Любите ли вы заниматься домашней работой?
Конечно, нет! Я ж не мазохистка. Хотя все домашнее хозяйство – на мне. Ведь у меня нет жесткого графика, как у мужа и сына. А беспорядок, грязь и пустоту в холодильнике я люблю еще меньше, чем домашнюю работу. Так что приходится…

Вы писали, что любите собак. У вас есть домашние животные?
Я не только собак люблю, а вообще всех зверей. Но больше всего – собак, да. У меня есть щенок неизвестной национальности. Ему одиннадцать месяцев. Зовут Корри, уменьшительно – Коря, Коряш. Полное имя – Корвин Амберский, Первый наследник трона, Рыцарь серебряной розы. Похож на стаффа и лабрадора одновременно.

Помогает ли вам общение с ним в литературной работе?
Общение с животным – это всегда позитив, так что конечно повышает настроение, а значит, и работоспособность. А еще его нужно выводить на прогулку, вычесывать, кормить, воспитывать, ухаживать за ним. Это дисциплинирует, что тоже немаловажно.

Жанры, в которых вы пишете? Почему именно они?
Это разные поджанры фэнтези. Эпик, авантюрное фэнтези, магический боевик, магический квест. Сейчас вот пишу городское фэнтези, но получается больше похоже на мистический детектив. Почему они? Потому что я пишу в тех жанрах, которые сама люблю читать.

Я знаю, что ваши любимые фантасты Желязны, Кинг, Сапковский и Пехов. А среди молодых, начинающих авторов у вас есть свои любимцы?
Обязательно! Мне очень нравится, как пишет Ярослав Денисенко. Люблю «Ученика некроманта» Саши Гурова. Тимофей Григорьев – «Все не просто» тоже нравится. У Анны Тьмы – «Белое пламя» читала с удовольствием. У Галины Ли люблю все книги. Сейчас жду выхода цикла «Анделор» Марии Куприяновой. Со всеми этими писателями я дружу. Но хочу заметить: я подружилась с авторами, потому что мне понравились их книги, а не наоборот. Так что тут – никакой рекламы.

Известно, что из классики вы больше всего отдаете предпочтение «Мастеру и Маргарите» (кстати, Диана, я ее тоже очень люблю). К какому бы жанру вы отнесли эту книгу?
А эта книга тем и хороша, что ее нельзя отнести ни к одному жанру. В ней каждый находит что-то свое. Она многослойна, многосюжетна, и читать ее можно бесконечно. Прочтя ее впервые, в юности, я восприняла ее как удивительную волшебную сказку. Позже увидела в ней интересный, необычный взгляд на историю христианства. Можно спросить у разных людей, о чем «Мастер и Маргарита», и все ответят по-разному: о судьбе художника, о предательстве и возмездии, об ответственности писателя за свое произведение, о Боге, о Дьяволе, о нечисти, о борьбе женщины за любовь… и каждый будет в чем-то прав. Это неисчерпаемое произведение, и всякий раз оно читается по-новому, тем и прекрасно.

Судя по вашим увлечениям (рок, металл, собаки бойцовских пород), вы сильная личность. Вы сами считаете себя сильной женщиной?
Слабой себя не считаю, это точно. Не склонна к нытью и жалобам. Но я и не «Железная леди». Думаю, что-то среднее. Источник моей силы и слабости – близкие, любимые люди. Для них я горы сверну, но одновременно любовь к ним делает меня мягкой и в чем-то слабой, очень ранимой и уступчивой.

Как вы считаете: вы, как личность, состоялись? А как автор?
Как личность – конечно, состоялась, как и всякий человек моего возраста. Сформировалась и устоялась. Вопрос в том, какая именно получилась личность. Но об этом судить уже не мне, а окружающим. А как автор – очень надеюсь, что еще нет. Хочется расти, экспериментировать, пробовать новое, а не бронзоветь, устоявшись в чем-то одном.

Вам приятно получать подарки? Вы мечтаете о какой-нибудь литературной премии?

Подарки все любят. Конечно, мне приятно их получать. И премию, конечно, хочется. Хотя определенных желаний по этому поводу нет. Какую-нибудь было бы неплохо. Но я на этом не зацикливаюсь особо. На конвенте «Звездный мост-2009» мой дебютный роман «История бастарда. Имперский ястреб» попал в шорт-лист, то есть, в ТОР-10 лучших дебютных книг года (а всего книг представлено было около ста пятидесяти). А на последнем конвенте «Интерпресскон» был в списке двенадцати номинантов на премию. Пока мне этого вполне хватает. Но вообще, главное для меня – одобрение и внимание читателей. Без него в писательстве нет смысла. И, не буду лукавить, продажи. Не потому что я алчная, а потому что хорошие продажи означают, что издательство и дальше будет со мной работать. У меня же будет возможность заниматься любимым делом и получать за него какие-то деньги, не размениваясь на другие занятия.

Рабочее место.

Вы посылали свой первый роман во многие издательства, но предложение пришло только от «Альфа-книга». Теперь, после стольких изданных ваших книг, эти издательства не предлагают вам работать с ними?

Небольшая поправка. Первый роман отклонили все издательства, в том числе и «Альфа-книга». «Имперский ястреб» - второй роман. Но его я никуда не посылала. Издательство сам на меня вышло, по рекомендации одного из известных авторов, который случайно прочел мой роман на СИ. Нет, предложений от других издательств мне пока не поступало.

Если предложат, то готовы ли вы поменять «крышу»?)))))
Определенно отвечать на этот вопрос мне пока рано. А то получится, как в том анекдоте: «Я взяток не беру» - «А вам никто и не предлагает». Единственное, что могу сказать: я не считаю, что автор должен быть «закреплен» за единственным издательством. Переход писателей из издательства в издательство – не ренегатство, а нормальный процесс. Это как для любого специалиста – смена компании, места работы. Но даже если я и получу подобное предложение, то очень тщательно его обдумаю и далеко не факт, что приму. Потому что мне нравится работать с «Альфа-книгой». Это одно из немногих издательств, где по-настоящему внимательно относятся к авторам. И мне очень нравятся все люди, с которыми я имею дело в процессе подготовки книги к изданию.

Что за последние пять лет сбылось из задуманного?
Я хотела, чтобы сын по окончании школы поступил туда, куда задумал, и на бюджетное отделение. Он поступил. Хотела, чтобы у мужа все получилось с работой «на себя». Получилось. Хотела издать книгу. Издала. Хотела стать писателем. Вот, пишу. По-моему, немало.

Назовите достижение в вашей жизни, которым вы гордитесь больше всего.
Банально, наверное. Но я правда считаю, что главное мое достижение – Макс, мой сын. Я очень им горжусь. Он умный, образованный, порядочный и воспитанный парень с отличным чувством юмора. Ну, а на втором месте – да, мои книги. Пусть они несовершенны, и я это вижу. Но это не мешает мне ими гордиться.
Что для вас заключено в словах «дружба, любовь, верность, доверие»?
Вот, пожалуй, в первых двух словах заключены последние два. Как-то так. Смысл любви и дружбы и есть верность и доверие.

Какие качества вы цените в людях?
Порядочность в первую очередь. Еще ум, воспитанность и чувство юмора.

Какие их недостатки могут оттолкнуть вас от общения с ними?
Соответственно, непорядочность, глупость, хамство и излишне серьезное отношение к собственной персоне. Есть у меня еще один пунктик: не могу общаться с людьми, которые уделяют мало внимания собственным детям. Я сейчас говорю не о тех, кто бьет детей или их не кормит. Таких вообще расстреливать надо. Я имею в виду нежелание заниматься своим ребенком, его образованием, воспитанием, нежелание выслушивать его, неучастие в его проблемах. Я считаю это преступлением. С таким человеком никогда не буду дружить.

Когда вам легче пишется?
Во второй половине дня и ночью. Я сова, и у меня пик активности приходится именно на вечер и ночь. Для человека, вынужденного ездить на работу, это очень неудобно. А для писателя – вполне нормально.

Что для вас было сложным при написании ваших книг?
Вычитка и правка. Я отношусь к этому с большим вниманием. Считаю, что посылать в издательство невычитанный полуфабрикат – просто неприлично. У редакторов и корректоров есть более важные дела, чем отлов дурацких ошибок и опечаток. Поэтому всегда делаю пять – шесть правок: сюжетную, логическую, стилистическую, техническую, грамматическую и генеральную, последнюю. Вот это и есть самое трудное. Креатива – никакого, только нудная, скучная, но необходимая работа. После окончательной правки хочется выть от собственной бездарности и никчемности, все видится в черном свете. Тогда я отсылаю книгу в издательство и жду неминуемого отказа. Но ее принимают, и я успокаиваюсь.

Чем привлекает вас процесс создания книги?
Самим созиданием. Возможностью включить фантазию, придумать героев и их судьбы. Яркими картинками, которые возникают в воображении. Некоторой одержимостью, которая появляется в момент сочинения. Это очень здорово.

Слева направо: Илья Тё, Диана и Максим Удовиченко, Анна Тьма.
               
Как вы относитесь к критике в свой адрес? За что критикуют чаще всего?

Вопрос, который актуален для любого писателя. Поэтому остановлюсь на нем более подробно. Думаю, перед выходом первой книги любому автору полезно будет вспомнить этимологию слова «публикация». Опубликовать – значит, вынести на обозрение публики. Соответственно, и на ее суд, а как же без этого? Глупо ждать только одобрения. И глупо обижаться на тех, кто его не высказывает. Люди же не обязаны любить мои книги. Кому-то они нравятся, кому-то нет. Почему же высказываться должны только те, кому понравилось? Все имеют равное право на выражение своего мнения. Я готова к любой критике. А поскольку читатели все разные, то и критика разная. Конструктивная и деструктивная, умная и глупая, вежливая и грубая, доброжелательная и злая. Это хорошо. Плохо, когда о книге вообще не говорят, встречают молчанием. Вот это значит, что не заметили. А если и заметили, не дали себе труда высказаться. Хуже этого ничего нет.
Но это что касается критики, так сказать, «на стороне» - на различных литературных сайтах. Туда я не лезу и не особенно отслеживаю. Вижу, что говорят, и мне этого достаточно. Если же читатель обращается непосредственно ко мне – идет на мою страничку СИ либо пишет на электронную почту, тут я уже имею право потребовать корректности.
Но, конечно, я не ангел терпения, и меня, случается, задевают некоторые высказывания. Не переношу нарочито высокомерного, снисходительного тона, перехода на личности. А главное, терпеть не могу, когда поднимают так называемый «гендерный вопрос». Почему-то он особенно остро стоит в отечественной фантастике. Считается, что женщина не умеет и не должна писать фантастику, а особенно боевое фэнтези. Раньше я этого не знала, а потому, когда вышла моя первая книга, была удивлена реакцией мужчин. Часто мне пишут: «Я читаю ваши книги, несмотря на то, что вы женщина…» Или: «пересмотрел отношение к женщинам в фэнтези…» Это еще ладно, даже льстит иногда. Но нередко бывает и противоположное: «Вы – женщина, поэтому не можете писать фэнтези…», «Писали бы про рыжих ведьм и не пытались писать боевку…» и даже «Не лезь в мужской жанр, сука…» Такое тоже случается. Вот если подобный выпад приходится под настроение, могу и ответить. Могу и грубо, и даже матом. Я и без напоминаний прекрасно знаю, что я – женщина. И мне это нравится. Но как любой читатель имеет право на высказывание, так и любой писатель имеет право на работу во всяком жанре.
А вообще, меня больше злит, когда грубо критикуют книги моих друзей. В таких случаях могу и повоевать.

Откуда появился Рик-бастард? Вы его придумали или списали из своих знакомых?
Из головы. Я никогда не списываю персонажей со своих знакомых. Мне гораздо интереснее придумывать их. Я всегда начинаю работу над книгой с проработки героев. Внешность, характер, история жизни, привычки, слова-паразиты, манера речи, одежда. И только когда герой вырисовывается в воображении, приступаю к сюжету.

Вид из окна.

В вашей книге «История бастарда» очень много описаний дворцовой обстановки, природы, диких животных. Не сложно было придумывать это?

Нет, наоборот, приходилось вырезать целые куски описаний, чтобы читатель не заскучал. Я представляю вымышленный мир очень ярко, и мне доставляет удовольствие его описывать. А вот описывать то, что вижу перед глазами, мне труднее. Не то чтобы слов не находилось, но скучно становится. Ведь это уже существует, не надо ничего сочинять.

В «Бастарде» , в описании Южного континента просматриваются признаки амазонских лесов и Африки. Это случайно?
Не случайно, наверное. Если посмотреть на карту Аматы, которая будет в последней книге цикла, то там видно, что Южный континент находится примерно там же, где и Африка в нашем мире. По логике вещей, климат, а значит, и флора с фауной, будет иметь сходство с африканскими. А вообще, тропические леса нашего мира похожи между собой. Почему бы тропическому лесу Южного континента не иметь с ними сходных признаков?

Что из себя представляет рыба-растопырка?)))
Я ее очень четко представляла себе. То ли видела в океанариуме или по телевизору, то ли придумала. Это такая крупная рыбина, полупрозрачная, колючая, с большими глазами навыкате, которая при опасности замирает в воде, растопыривает плавники, колючки, и широко разевает пасть. Вид у нее при этом глуповатый, а на самом деле это угрожающая поза.

Читая о приключениях Рика, невольно ловила себя на мысли, что читаю добротно написанный детектив. Все время хотелось заглянуть в конец и посмотреть – кто же гадит Рику в дороге? Вы специально добивались этого эффекта? ))))
Как сказала писатель Екатерина Лесина, автор серии замечательных детективов (которые я очень люблю и искренне советую всем поклонникам жанра), в каждой хорошей книге должен быть элемент детектива, даже в любовном романе. Я с нею согласна. Книге необходима интрига, загадка, непредсказуемый поворот событий, иначе читать будет неинтересно. В «Имперском ястребе» я добилась такого эффекта детективной линией. В других книгах сюжетные загадки оформлены по-другому, но они обязательно есть. Хотя мне нравится придумывать детективы, сейчас я взялась именно за это.

Почему вы начали писать в соавторстве? Что послужило толчком к этому?

Желание разделить выдуманный мир на двоих. Это очень интересно, хотя и трудно. С сыном получилось как-то само собой. Пили чай, болтали и придумали историю. Решили написать вдвоем. Саша Гуров задумал авантюрный псевдоисторический роман, но в нем очень сильная женская линия, и он побоялся, что «не потянет». Предложил мне, идея понравилась, и я согласилась.

Как вам пишется в соавторстве с сыном? Ваш тандем – это пара равноправных авторов, или все же родственные отношения дают о себе знать?
Пишется легко и весело. Идей вдвое больше, чем у одного автора, придумывать интересно. Разногласий по поводу сюжета никогда не возникает, как-то мы настроены на одну волну, что ли. Обговариваем содержание следующей главы, и садимся за компьютеры. Потом с удовольствием читаем написанное друг другом. Единственная трудность – Макс часто ленится. Вот тогда и приходится прибегать к материнскому авторитету. Ворчу на него, конечно, взываю к сознательности. Но стараюсь не перегибать палку. Насильно ведь не заставишь писать, хорошо не получится. Но когда дело доходит до собственно писательства – все становится на свои места, и мы превращаемся в равноправных соавторов.

Не появлялось ли желание привлечь к сочинительству и мужа?
Нет, наш папа только с удовольствием читает все наши книги. Сам он никогда не проявлял тяги к писательству.

Как он относится к вашему занятию?
Когда я только начала – по-доброму снисходительно, как к причуде любимой женщины. Когда вышла первая книга – с гордостью. Сейчас, когда это приносит пусть небольшой, но доход – как к моей работе, в которой есть плюсы и минусы. Главное, что он всегда и во всем меня поддерживает. Я ему за это очень благодарна.

Вы пишете в соавторстве и с Александром Гуровым. С кем писать легче?
Не могу сказать. В каждом случае свои трудности. С Максом проблема в частом нежелании впрягаться в работу. С Сашей – в его тотальной занятости, большом расстоянии и разнице во времени. Мы нечасто можем общаться, отсюда и пробелы в работе. Но хотя минусы разные, плюсы одинаковые: вдвое больше идей, интересные обсуждения, легкость в понимании друг друга, настроенность на одну волну. И мир на двоих. Плюсы перевешивают.

Почему вы начали писать о вампирах? Дань уважения моде на клыкастых? Или просто душа жаждет нового?
Дань НЕуважения моды. Мне не нравится идея романтизации вампиров. Зайдите на любой сайт юных фанаток знаменитой саги и почитайте посты: «Я все отдала бы, чтобы стать вампиром», «Я хотела бы, чтобы меня покусал вампир», и прочее. Скажете, молодые и глупые? Да, наверное. Но ведь девушки понимают, что вампиризм – это вечная жизнь, юность, красота, богатство и гламур. На это у них ума хватает? А вот что ценой тому – чья-то кровь и жизнь, они почему-то забывают. Как мне кажется, корни увлечения вампиризмом гораздо глубже, чем симпатия к удачно запущенной истории и харизматичному образу молодого красавца. Это еще одно подтверждение любви общества к «халяве». Вампиризм – паразитирование на чужих жизнях. И романтизировать его значит растлевать и без того больное общество, подспудно насаждая культ паразитирования, благоденствия без труда, за чужой счет. Вот мне и захотелось написать о вампирах таких, какими они видятся мне. Что же касается моды – я не пытаюсь выплыть на мейнстриме. Моя книга, напротив, получается неформатной, и я даже не уверена, что ее примут.

Сколько книг запланировано в серии «Зеркала судьбы»?
Три. Но вот когда это будет…

Какая из ваших книг вам ближе всего?
Ближе всего мне всегда та книга, над которой я работаю. Я проникаюсь ею, «живу» в ее мире, переживаю за героев. Но поскольку больше всего я работала над Бастардом, «жила» в нем на протяжении двух лет, его герои до сих пор остаются для меня самыми любимыми и родными.

Не возникало ли у вас желание, после выхода книги, переписать ее или что-то изменить?
Всегда возникает. Но это касается в основном стилистики. Я вижу, что можно было сделать лучше, выразительнее. Сюжет же мне никогда не хотелось переделать. История закончена, значит, пусть такой и остается.

Ну, и напоследок абсолютно новый и необычный вопрос:))) Ваши планы на будущее.
Закончить «Эффект искажения» и вторые «Зеркала», сдать в издательство. Потом хочу приняться за «Клинок и виелу» - книгу, которую с Сашей Гуровым никак не можем довести до конца. То он занят, то я. Саше придется потрудиться, когда я вплотную примусь за этот проект. Но он готов к этому. Параллельно начнем с Максом третьи, заключительные Зеркала. После на очереди будет «Лорд Урод» - роман, который я начала в прошлом году и который понравился многим читателям. Но мне пришлось временно прекратить работу над ним, потому что мир Бастарда не отпускал, не могла сосредоточиться на чем-то другом, нужно было завершить цикл. Дальше не знаю. Очень привлекает стимпанк, возможно, напишу роман в этом жанре.

Диана, большое спасибо за интервью и любезно предоставленные фотографии.

Беседу с автором вела tanyaversal, Летописец сайта Создатели миров
16 сентября, 2010 года
Категория: Интервью СМ | Добавил: tanyaversal (16.09.2010)
Просмотров: 767 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 4
tanyaversal
Блин, девчонки - засмущали.
Daiyan
От меня Тане тоже большое спасибо. Очень интересно было отвечать на вопросы. :)
Listik
Диана, Таня, большое спасибо за интервью. Согласна со Случайной - осталось ощущение родственной души.
Случайная
Однако... Таня, Диана, большое спасибо за вашу совместную работу - очень приятно было читать и интересно :)

*...осталось ощущение родственной души... только про вампиров не совсем согласна, а все остальное просто моё...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Статистика
Создатели Миров © 2010-2012 Хостинг от uCoz