Неконфликтная группа - Литературный форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Литературный форум » Создатели Миров » Создатели "в работе" » Неконфликтная группа (рассказ написан 23 года назад... устарел наверное)
Неконфликтная группа
Altz_GamerДата: Пятница, 29.11.2013, 23:29 | Сообщение # 1
Искатель
Группа: Создатели
Сообщений: 4
Награды: 0
Репутация: 0
Пол:
Статус: Offline
Северо-Западный Эрг. Пологие лунки дюн, быстрые песчаные вихри, белый кварцевый песок, щедро нагретый рассеянным светом Чучхека. 0,9 от солнечного по классификации Гершпрунга-Рассела, ежели кому до того есть дело. Впрочем, вряд ли кто-то заинтересуется судьбой и бытием этой желтой лампочки на вогнутом небе, кроме трех десятков потерянных душ, основное занятие которых - рыть глубокие промышленные норы и извлекать из них всяческие полезные минералы. На небе ни облачка. Что тоже понятно – откуда взяться облакам на бедной геологической планете с тонкой искусственной атмосферой. Разве только над полюсами, где стоят климатические установки. Гуопин выплюнул изжеванный пластиковый загубник и с размаху хватил ладонью по пекторали потертого скафандра. Внутри что-то недоброжелательно уркнуло, как бы намекая на грядущие неприятности, но потом холодный воздух вновь плеснул на его бронзовое обветренное лицо. Ожидая любого подвоха, он осторожно высунулся из-за гребня и еще раз прошелся цепким взглядом по открывшейся впереди ложбине. Серебристое яйцо почтовой капсулы наполовину торчало из песка ближе к противоположной дюне. Значит, пеленг они все-таки взяли правильно. Его пристальный взор скользнул влево и вправо, потом неподвижно остановился, а уголки губ изогнулись в презрительной усмешке. По безбрежной пустыне неспешной улиткой ползло парусное судно. Обычное, в общем, зрелище на Чучхеке.
Корабль скрылся за диаметральной изложиной, но вскоре над ее склоном вновь гордо взметнулась его единственная мачта. «Равен» - военный драккар викингов во всей своей боевой красе, с оскаленной мордой дракона на бушприте, глубоко разрезая тяжелым форштевнем песок, выполз на песчаную вершину и увяз в грунте. Всех рек и ручьев Чучхека Гаммы, сложенных вместе, не хватило бы, чтобы намочить реявшее над ним промасленное шерстяное полотнище. Которое к тому же немыслимым образом смердело от зноя, так что викингам приходилось постоянно терпеть прогорклую вонь у себя на судне. И все остальные кланы отдавали дань уважения им за это.
Гуопин подался назад, прыткой ящерицей сполз с вершины бархана и подбежал для доклада к бо Жунянгу. Тот по-прежнему сидел на корточках и с усердием прирожденного лодыря ковырял булыжник с явными признаками породы широким лезвием своего «дао». Не рукой, потому что жарко. И поверхность камня раскалилась от зноя до температуры плавильной печи. Два голема-телохранителя в обезьяньих полумасках истуканами застыли сзади с алебардами наизготовку, в режиме охраны. Фасеточные фотоэлементы тщетно сканировали местность вокруг в поисках малейшей угрозы. Их головы обрамляли церемониальные косы из шести одинаковых прядей. Как и полагалось.
- Капсула впереди, в ста шагах, - почтительно произнес Гуопин, опустившись рядом с начальником.
- Отлично, шао сяо, - удовлетворенно прокряхтел бо, смягчив официальность обращения фамильярным хлопком по плечу. - Проклятую штуковину разбросало на двадцать километров в округе. Пусть остальные, да поможет нам прародитель Конфуций, отыщут лишь детали хвостового оперения. Старик совсем озверел от скуки. Это ж надо тебе - сбить почтовую ракету. Следующим действием, полагаю, мы лихо сшибем казенный рудовоз и объявим войну всему цивилизованному миру.
Жунянг поднялся и величественным жестом стряхнул с колен песчаную пыль.
- Мы одни?
- Нет. Только что прибыл «Равен».
- Вот окаянные псоглавцы! – воскликнул в сердцах достойный бо. – Разнюхали все-таки. Теперь придется делиться славой и рейтингом.
Они поднялись на гребень дюны. Гвардейцы-телохранители из отряда «Лес перьев», ритмично поскрипывая элементами сочленений, следовали позади. Бо Жунянг осмотрел окрестности и раздосадовано хлопнул себя по ляжкам. Кроме замершей туши драккара, с юга в направлении впадины с упавшей капсулой, след в след, продвигалась цепочка вооруженных людей. Завидя китайцев, шедший в авангарде воин, глубоко воткнул в песок узкий карфагенский щит и указал на них обнаженной «фалькатой». Ветер донес до Гуопина немедленно последовавший за этим движением взрыв хохота.
- Ничего себе тайная операция. Да это собрание всего профсоюза! - пробурчал Жунянг, переключая големов на режим сопровождения.
Карфагеняне и китайские воины сблизились и горячо поприветствовали друг друга взаимными оскорблениями. Особенно нежно расшаркались между собой Гуопин и Хамилькарт, шедший во главе южан. Еще бы - на скуле Хамилькарта до сих пор лиловел замечательный кровоподтек, полученный от удара вскользь клевцами «цзи». А рукоять клевцов в момент возникновения сей отметины, сжимала рука Гуопина.
- У моего достойного противника новый панцирь взамен того, что я имел честь распороть намедни? – вежливо осведомился Гуопин и глубокомысленно добавил. - Смею заметить, что в нем он не выглядит благородным воителем, а скорее напоминает сугубого енота.
- И новый меч, позволь обратить твое внимание. Лезвие тяжелое, так что, уверен – его не заклинит в толстой броне твоего тупого лба, - любезно ответил Хамилькарт.
- О-о-о, я вижу, ты не простил меня за царапину? Ну конечно, мелким душонкам не присуще благородство.
- Как говорил Фрейд - если ты простил человека, значит с ним покончено.
Они обменялись еще парой эпитетов, Хамилькарт обозвал Гуопина «смрадным черветыком», на чем официальная часть встречи завершилась. Стороны поняли, что ничего нового не услышат и спокойно перешли к светской беседе. Тут, собственно, новшества не слишком приветствовались. А вот традиции почитались.
- Остается возблагодарить Астарту, что хотя бы отыскали быстро, - заметил Хамилькарт. - Я еще удивляюсь…
Но нечто поразившее бойца Южного Карфагена не сотрясло пустынный воздух. Потому что на носу «Равена» собственной персоной возник конунг северян - Оттар Кровавый Топор. До Гуопина донеслись громогласные слова команд, которые конунг раздавал направо и налево, затейливо перемежая их ругательствами и подбадривающими пинками. Прозвучал зычный возглас: «Навались!», големы-гребцы, чьи силуэты высились над бортовыми щитами, отчаянно уперлись в шесты, драккар вздрогнул, слегка приподнялся на воздушной подушке и заскользил вниз по гребню дюны.
- Нет, но это уже наглость! Бесстыжие хорьки! - возопил Жунянг и решительно зашагал к капсуле.
Хамилькарт завистливо посмотрел на судно викингов и скорбно вздохнул.
- Вот будь у нас слоны, - мечтательно сказал он.
Анклав Карфагена постоянно донимал коменданта Станции требованиями по доукомплектованию себя боевыми слонами. Ну как можно - войско Карфагена и без слонов? Какие могут быть тут Пунические войны с таким нищим реквизитом? Старик решительно отказывался, ссылаясь на перерасход биомассы или просто огрызался, когда уж особенно доставали. И потом - раньше надо было думать, а то опомнились, когда по итогам сезона скатились на последнее место по общей статистике. Остальные союзы ехидно наблюдали за этой, уже ставшей привычной тяжбой, поддакивая коменданту. Новые биологические конструкции требовали серьезных научных и программных разработок. Откуда целому штату ученых взяться здесь, где на десять геологов приходился один прочий любой. Да и тот, наверняка, женщина, причем, жена кого-то из тех же геологов.
Драккар, шипя как потревоженная гадюка, затормозил в паре шагов от вмятины с капсулой и Оттар, далеко перегнувшись через борт, выбросил анкер-якорь. Големы сразу же деловито засуетились вокруг почтового контейнера, неловко пытаясь выковырять его из ямы своими шестами-веслами. Скальд Бьярни Медная Глотка спрыгнул с борта драккара с твердым намерением немедленно воспеть славные подвиги своих собратьев. Он прочистил горло, сплюнул на песок, подумав немного, приложился к узкой походной фляжке и, приняв величественную позу, начал:
- Храбрые юнглиги, Одина дети!
Достоинство низших народов поправ,
Овладели посланьем,
Как пленницей юной во время набега!
Лишь норнам известны тех воинов судьбы,
Умноживших славу народа фиордов.
На Главную Станцию, ее коменданту,
Послание быстро доставят они.
Продекламировав сию сомнительного художественного достоинства хвалебную вису, Бьярни сделал еще один изрядный глоток и резво полез обратно в ладью в прохладу термозавесы. Големы с трудом затолкали почтовый контейнер на борт, послышалось гроханье сматываемой якорной цепи, драккар вздрогнул и начал разворачиваться.
- Ну, не хамы ли? - спросил пустыню бо Жунянг.
- Вверх по гребню не вытолкают. Сервомоторы спалят у гребцов, как пить дать. Придется движок включать, - сказал Гуопин.
- Вытянут. Если зигзагом пойдут, то точно вытянут, - предположил Хамилькарт. Бо Жунянг бросил на них неприязненный взгляд, но смолчал.


Дорогой и любимый Федя!
Нет, нет и еще раз нет! И думать забудь о продлении контракта. Бог с ними, с кредитами, как-нибудь выкрутимся. Девочки два года не видели отца. У тебя двое детей, Федор! И скажи спасибо, что не появилось третьего, ведь я тоже живой человек. Я еще молодая женщина и не хочу оставаться соломенной вдовой. А ты как там? Или уже завел себе кого-нибудь? Я все поняла. Поэтому ты и не хочешь к нам возвращаться. Нет, нет, прости, я просто сама не своя последнее время - все считаю дни до твоего прилета и вдруг такое известие. Просто возвращайся домой. Мы тебя очень ждем. Дед, как обычно, сидит в своей комнате, все бредит гидропонной фермой, да видно не судьба. Оттого и хандрит. Но не горбатиться же тебе на своем Чучхеке вечно из-за его фантазий? А насчет денег - не переживай, что-нибудь придумаем. Целую.

По обе стороны от жилого блока высились острые шпили газоанализаторов, а круглые модули системы сбора данных придавали Главной станции прихотливый вид сказочного городка. Подле посадочной площадки располагалась обсерватория, рядом с ней вверх нацелились установки противометеоритной системы. По всему корпусу виднелись небольшие наросты шлюзовых камер. Время от времени то с одной, то с другой его стороны взрывались песчаные гейзеры – большое тело станции сбрасывало лишнее тепло.
Внутри коридоров, как обычно, царило оживление, сопровождающее каждое возвращение усталых воинов. Жены обнимали мужей, забрасывая вопросами и облегченно вздыхая от того, что на этот раз обошлось без стычек. Триумфаторы викинги охотно и шумно делились со всеми желающими подробностями своей удачной вылазки. Звонко щелкали открываемые пивные банки. Гуопин нацедил себе холодного шипучего морса из объемистого контейнера перед санитарной зоной, перекинулся парой шуток с Терезой и Летицией, двумя незамужними барышнями – техниками-наладчиками, последняя из которых ему, Гуопину, явно благоволила, и смущенно протиснулся мимо них в направлении логова Старика. Сзади его окрикнул бо Жунянг.
- Сегодня сбор в большой зале. В программе – душераздирающее соло коменданта на нервных окончаниях подчиненных, сиротский плач медбрата и одинокая песнь почтового контейнера.
Они входили в кают-компанию, и песок вымывался кондиционерами из складок их помятых в битвах доспехов. Суровые лица воинов, обожженные сухими ветрами, хранили торжественную угрюмость. Их плечи давно перестали вздрагивать от опасностей, глаза привыкли к блеску булатной стали, а головы никогда не склонялись перед недругами. За их спинами, на стенах, пестрели разноцветные схемы сражений, командные и индивидуальные рейтинги. В углу сиротливо ютились диаграммы добычи ресурсов. На таблице квартальных бонусов кто-то начертал неприличный рисунок.
Кто первый дошел до всего этого? Версии бытовали разные, народу с момента образования нынешних устоев поменялось немало, но в одном слухи сходились: некогда пара рабочих-проходчиков сцепились меж собой, а тогдашний комендант вмешался. То ли второй первого сменил не вовремя, то ли первый второму устроил какую-то гадость, но стороны от метких эпитетов перешли на выяснение отношений путем посягательства на физическое здоровье друг друга. Глава партии разнял драчунов и предложил им в руки пару дубинок, чтобы они могли поиметь возможность более основательно пройтись по взаимному экстерьеру, как подобает мужчинам, а не кумушкам за чаем. Стартовый поединок закончился вничью, но послужил изрядным развлечением для всех остальных сотрудников Станции. Проходчики согласовали дату новой сшибки и удалились лечить ушибы, тренироваться и копить злость. Следующая разборка оказалась намного зрелищней с точки зрения качества действа, но никаких моральных дивидендов дуэлянтам вновь не принесла. На четвертый-пятый гладиаторский бой родилась традиция. Оба главных виновника ее возникновения к этому моменту уже полностью исчерпали обоюдные претензии и вновь стали закадычными друзьями. Исчезла первопричина, но событие осталось. И разрастаясь, все глубже проникая в жизнь и быт партии, обычай решать все конфликты публичным поединком перерос в новый облик колонии, стал источником возникновения второй сущности ее обитателей. Совершенствовалось оружие, создавались кланы, обретая собственную историю и традиции. От сезона к сезону, привнося опыт неофитов, зерно к зерну собиралось все лучшее и интересное, прорастая опытом преобразований. Итог этого непростого пути собрался сейчас в кают-компании Главного корпуса в лице пастыря всего процесса - коменданта и его подчиненных, питомцев, а чаще - непослушных детей, связавших свои судьбы с превратностями тернистых космических дорог и променявших голубое небо Земли на желтое Чучхека, вкупе со звонкой монетой - платой за риск и такие нужные для альма-матер ресурсы.
Китайцы выложили на стол оружие и в виде изощренного оскорбления развернули его рукояти к противникам. Хогланд из викингов, заметив их жест, но не поняв его смысла, также швырнул поверх китайских клинков свой «бастард». Его примеру последовали остальные хевдинги. Груда из полутораручников тут же завалила на столе все свободное пространство, ощетинилась в разные стороны острыми гранями. Гуопин потянулся за графином с ледяной водой и случайно зацепил один из прислоненных к стене карфагенских щитов, вызвав шумное обрушение всего строя. Последний опрокидываясь, впечатался окованной выпуклостью точно промеж лопаток Мануэлю, медику Станции. Медик взвыл от боли, зло отбросил в сторону щит и благоразумно ускакал на пластиковом коне-табурете подальше от опасной зоны. Ни тени сочувствия не промелькнуло на мужественных лицах собравшихся. Мануэль являлся фрондирующей оппозицией существующему порядку. Лишь перспектива немедленной жестокой расправы сдерживала единоначальника медблока от доноса в головной офис Компании. В чем-то медика можно было понять. Везде доктора геологических партий – белая кость, лишь изредка засучающая рукава своего продезинфицированного скафандра для героического спасения пострадавшего труженика. Везде, но не Чучхеке. Здесь он – всего лишь лекарь, медицинский подмастерье, как на конвейере врачующий беспрестанные травмы, ушибы, переломы, ссадины. Гуопин, извинившись перед южанами и расставив на место щиты, налил себе содовой и исподлобья принялся наблюдать за комендантом. Старик явно пребывал не в духе. Мягкий отложной воротничок станционного «домашнего» комбинезона сегодня стеснял его и натирал шею. Видимо почта привезла не самые приятные новости.
- Ну что, все расселись, алчные псы войны? – хмуро вопросил комендант, обводя тяжелым взглядом собравшихся сотрудников. - Приступим к совещанию?
Старик важно пошуршал бумагами на столе, глянул на экран монитора. То ли для пущего эффекта, то ли не решаясь начать. Он почесал за ухом, пригладил крылья своего длинного острого носа, наконец, важно откашлявшись, приступил к докладу:
- Основная тема повестки дня – сообщение из Головного офиса компании, доставленное почтовой капсулой. Без лишних церемоний я возьму да и прочту его просто всем вам, а дальше мы вместе подумаем, что с этим делать. Итак,.. ммм… «итоги финансового года».. Так, не то… «Начисление премий»… ммм... Не интересно… Вот!!! Читаю: «Дорогой Любош, я вынужден обратиться к вам с особой просьбой. Дело в том, что положительная динамика добычи ресурсов в большинстве филиалов, подъем индексов наших акций на биржах по итогам года оказались омрачены вспышками насилия практически повсеместно во всех партиях. Стычки между работниками часто заканчиваются серьезными преступлениями и, вынужден признать, кое-где дошло до самого страшного. Это очень тревожная тенденция, которая не может не беспокоить руководство Компании. Мы несем огромные издержки, катая полицейских комиссаров с одной ресурсной планеты на другую. Люди плохо переносят изоляцию в замкнутых группах, нормой становятся межличностные конфликты. Повсеместно отчужденность перерастает в столкновения, которые заканчиваются преступлениями. Падает производительность, страдают показатели. Наши юристы оказались завалены уголовными делами. И лишь Чучхек - единственное светлое пятно в этой безрадостной картине. Мы проанализировали вашу статистику. Она потрясает. За шесть последних лет - ни одного обращения по правонарушениям или заявки на психологическую помощь. Были опрошены работники уже завершившие свои контракты. Мы пытались понять, как вам удалось добиться такого микроклимата в коллективе, такой степени толерантности стесненных обществом друг друга людей. Но ни от кого психологи компании не услышали хоть какого-то мало-мальски разумного объяснения данному феномену, хотя все очень положительно отзывались о времени, проведенном здесь. А ваш бывший механик-наладчик бурильных установок Янос Павлидис вообще заявил, что годы, проведенные на Чучхеке Гамма - лучшие в его жизни…»
«Еще бы, - усмехнулся про себя Гуопин. - Стратег Леонид три года водил спартанские фаланги, наголову разнес викингов у Нью-Фермопил и один раз получил именную бериллиевую махайру, как лучший полководец сезона!»
- «Чтобы изучить ваш бесценный опыт и распространить его на все остальные ресурсные планеты, мы направляем к вам Алпая Коджаба – главу службы психологической поддержки. Он прибудет с ближайшим рудным танкером. Очень надеюсь, Любош, на ваше сотрудничество. Помните - от вас во многом зависит наша будущая кадровая политика. Вы для нас представляете собой поистине уникальную неконфликтную группу. Скажу больше, вы и ваши сотрудники, по замыслу дирекции, можете стать настоящими миротворцами в сложившейся непростой ситуации. С уважением, Хамаду Диаварра, глава департамента управления персоналом, Сашита Инквайрер Эл-Эл-Ка».
Старик дочитал письмо и тяжело вздохнул. Сидящие вокруг «миротворцы» обменялись привычными злобными взглядами.
- Ха-ха, - прозвучал в зловещей тишине злорадное хихиканье Мануэля. - Доигрались. Тоже мне – пацифисты. Я все расскажу этому, как его – Коджабу.
- Красного орла мерзавцу!!! – Оттар вскочил со своего места и выдернул из кучи мечей волнистый «фламберг». - Я лично вырежу легкие на его тщедушной спине!
- Я рекомендую распятие в пустыне. Стервятники уже к утру доклюют его труп. Можно также попробовать персидскую пытку едой. Очень любопытные будет зрелище, - предложил «суффет» Южного анклава Магон.
- Нет-нет, давайте вернемся к истокам, - возразил бо Жунянг. - В био-лаборатории есть бамбук, а в виварии – крысы. Использовать можно и то, и это.
- Всем - заткнуться! - рявкнул комендант. - Мануэль, на самом деле мы все относимся к тебе с симпатией.
- Угу, - мрачно кивнул головой медик. - Я скоро поседею от вашей любви. Я стал таким нервным от постоянных угроз, что даже крысы в виварии перестали мне доверять.
- Мы восстановим их доверие, - твердо пообещал Старик. - Каждый из присутствующих тебя глубоко уважает. В душе. Сам подумай – кому как не тебе большинство из нас обязаны здоровьем и даже жизнью. Конечно, тебе приходится нелегко…
- Еще как нелегко! – взвился медик. - Когда после очередного вашего пикничка мне привозят по десять-пятнадцать человек с различными повреждениями!!! Женщины визжат, все дергают в разные стороны, каждый считает своим долгом толкнуть меня под локоть. И никакой благодарности потом - то нос не так поставил, то рука плохо срослась! Меня силком затолкали в собственный стоматологический аппарат, и я пропустил ужин! Вот это, я понимаю – уважение! Рейтинги у вас, конечно, в почете! Тот лучший полководец, этот самый сильный боец! А где мой персональный рейтинг?! Одних вывихов и переломов за последний квартал было штук двадцать! Я тут лучший стратег и тактик! Не будь меня - шиш вам, а не сражения! Лежали бы в лазарете неделями и пейзаж в иллюминаторе обозревали! А там никакого разнообразия, между прочим!
- Мануэль, ты все говоришь правильно, - терпеливо продолжил увещевания комендант. - Я считаю, что наш медик, коллеги, достоин максимального квартального бонуса. И лично разработаю специальный рейтинг его достижений. Подумай хорошенько, этот инквизитор из Центрального офиса приедет и уедет, а до окончания твоего контракта еще полтора года. И провести их тебе придется в нашей теплой, дружеской компании. Давай не будем ссориться.
По кают-компании прошелестели ехидные смешки. Медик, весь красный от возбуждения, уткнул в блестящую поверхность стола свое рябое плоское лицо и что-то бубнил себе под нос. Елейные слова Старика, видимо, его не слишком убедили. Комендант решительно хлопнул ладонью по кипе бумаг, призывая всех к вниманию и подводя итоги разговора:
- Рудный танкер будет через две недели. Все следы наших забав немедленно ликвидировать. Големов перепрограммировать под обычные функции. Драккару вновь вернуть облик спасательного вездехода. И всем попридержать языки, пока это психо-поддерживатель будет тут ошиваться! Женщинам своим особо скажите, чтобы не болтали. А то только и слышно в коридорах: «викинги - то, Карфаген - се». Думаю, никого не обманули фразы про нашу великую миссию. Учуют подвох - сразу служебное расследование и расформирование партии по другим планетам. Вспомните печальный опыт Панорма!
Гуопин машинально кивнул. Панормская эпопея весьма прискорбно завершилась для всех ее участников. В колонии практиковались линейные браки и тантрический секс. Как средство борьбы со стрессом, стрессом обволакивающим все мысли и чувства человека, оторванного от всего привычного ему с детства, стресса, который как огонь с течением времени начинает пожирать все вокруг, затмевая собой и реальность, и друзей, и разум. Потом - проверка, информация просочилась в прессу и началось. Как горох посыпались судебные иски и исполнительные листы. А может быть, все было не так плохо? В любом случае Компания пошла на роспуск колонии, чтобы замять публичный скандал. Пару активистов посадили. Новые порядки не только не прижились, но и поставили на уши все общественное мнение. Сходя с ума от однообразия картинки и обрыдлых физиономий коллег, бойцы ресурсного фронта продолжали совать друг в друга предметы острые и налетать лицом на тупые. Но это нормально. Это - естественная разрядка. Не нормальна странность. Старик кхекнул, еще раз поворошил бумаги на столе и вновь обратился к присутствующим.
- На этом с новостями, полагаю, все. Напоминаю: наши показатели заметно выросли, у нас открыто несколько новых вакансий и я жду ваших рекомендательных писем для рассмотрения соискателей. Чужих, непроверенных людей, думаю, с учетом нашей специфики рассматривать мы не будем. Что касается остального… Хм… Тут вроде бы все в порядке. Ваши дамы сердца давно не устраивали между собой разборок, что, учитывая их природную склонность к добру, уже просто подозрительно, и даже показатели расхода биомассы - наша вечная проблема, у нас по этому кварталу в норме…
- Раз по биомассе мы удержались в квотах – я предлагаю вернуться к основному вопросу, - перебил коменданта Магон. - А именно - к нашим боевым слонам…
Фффыр! В воздухе просвистела легкая резная пепельница. Бряк! Раскололась пополам, один осколок отрикошетировал от стены над пригнувшимся главой карфагенян и съездил медбрату по уху. Мануэль с возмущенным воем бросился вон из кают-компании. Сзади его подгоняла воодушевляющая волна хохота собратьев и коллег.
- Ничего себе - культурное обращение с подчиненными, - нарочито сварливо сказал Магон.
- Еще предложения имеются? – осведомился Старик. - На столе явно стоит несколько лишних канцелярских приборов! Нет, право надо ставить вопрос о внесении в Устав телесных наказаний за глупость!
Геологи переглянулись с довольными ухмылками.
- Ну уж напоследок-то повеселимся как следует? – осторожно осведомился Оттар. - Неизвестно сколько у нас пробудет этот гусь из центра. Может, придется месяц-другой быть паиньками.
- Только не затягивайте, - умоляюще сложив руки лодочкой, попросил Старик. - Через десять дней чтоб и следа от наших игрищ не осталось. Договорились?


Дорогая Соня!
Ты как всегда неправильно меня поняла. Я совсем не хочу торчать здесь в одиночестве. Я хочу перевезти вас сюда ко мне, на Чучхек. Есть хорошие прогнозы по месторождениям, растет добыча руды. Наша станция расширяется, открылись новые вакансии, а наш комендант не жалует службу набора персонала. Здесь все благоустроено, девочки смогут учиться, у нескольких ребят жены - педагоги, да и обучающие программы имеются. Ты сможешь, наконец, найти работу и прекратишь бесконечное хождение на биржу труда. Нам нужны толковые программисты, очень нужны. А ты у меня - умница. И даже Дед пригодится – устроим его в оранжерею. Наше тепличное хозяйство тоже будем расширять. Представь, сколько мы вместе будем зарабатывать по здешним ставкам. Опять же – одежда, проживание и питание - все за счет Компании. Наших доходов за два года хватит, чтобы вылезти из долгов, и на Дедову ферму останется. Поспрашивай его – он тебе расскажет про Чучхек, как-никак именно он составил мне протекцию. Старик, то есть наш комендант - его старый знакомый. Подумай серьезно над моим предложением. Это наш шанс. Другого может и не быть. Насчет третьего ребенка обещаю - подумаем здесь. Ты можешь сказать, что на перелет сюда уйдет целое состояние. Так вот, Компания оплатит и эти расходы. Скучаю. Целую.


Гуопин оторвался от проб грунта и выглянул в иллюминатор лаборатории. На плацу перед корпусом Восточного филиала добычи бо Жунянг без устали гонял десяток големов, отрабатывая технику перестроения. Бесполезно. У него так и не получилось полноценной «черепахи». Зато у китайцев был свой стиль ведения боя, построенный на индивидуальном программировании воинов и ручном управлении ими в бою. В сотне метров от плаца в воздух поднялись тучи пыли – это на поверхность прибыла очередная порция шлака и высыпалась в отвал. Обогатительный бункер мирно покуривал свою трубку, выбрасывая в атмосферу протуберанцы рыжего дыма. Блестя сталью доспехов, посреди плаца стоял Юи Шаоюн. Лучший голем-боец Чучхека, гордость китайцев, имеющий на счету более двадцати личных побед. Бо Жунянг неоднократно божился, что слышал от Шаоюна человеческую речь. Гуопин же лишь ухмылялся про себя, да продолжал отлаживать в рубаке свой экспериментальный модуль упреждения. А вот речевого аппарата в конструкции искусственного персонала предусмотрено не было. Ибо нечего. Дорого.
Тревожно замигала сигнализация. И тут же включился ревун: «Внимание! Прорыв внешнего периметра с северной стороны!» По световому полю радара ползла уродливая клякса. Через несколько секунд спутник сфокусировался на ней и Гуопин увидел во всей красе «Равен», полный викингами, изготовившимися к кровавой резне. Големы усердно трудились, работая шестами и передвигая драккар на воздушной подушке метр за метром по песчаным дюнам. Гуопин поймал себя на мысли, что если бы кто-то на Земле мог лицезреть сию картину, бедняга точно бы решил, что сошел с ума. Ревун повторно зашелся в отчаянном клике: «Внимание! Прорыв внешнего периметра с южной стороны!» Ну, точно – коварные стервятники во главе с Магоном подтянулись на запах возможной бойни! Уже в фирменном атакующем порядке - полумесяце, рогами наружу. Ни для кого не секрет, что карфагеняне сразу пытались обтечь противника с флангов и заключить в кольцо. Скверная история выходила, однако. Одновременная атака обоих сообществ. Гегемония китайцев в рейтингах, похоже, всем изрядно осточертела. Дело запахло если не керосином, то уж точно чем-то взрывоопасным. Гуопин сорвал с вешалки доспех и стал торопливо облачаться. Бо Жунянг во дворе собирал големов, тараторил команды и горячился. Жилой блок распахнул жерло люка, и оттуда наружу споро полезли соратники, на ходу поправляя обмундирование.
Наконец, единый «лян» во главе с непроницаемо взирающим на приближения неприятеля Шаоюном, был сформирован по всем канонам китайского военного искусства. В арьергарде изготовился отбивать боевой ритм барабанщик. Карфагенские шеренги приблизились и замерли неподвижно. С севера медленно наползала «скалдборг» северян – классическое построение викингов, «стена щитов». Подойдя на дистанцию в полсотни метров, Оттар зычно скомандовал и также остановил викингов. Гуопин вылетел из дверей лаборатории, запнулся о порог, растянулся на песке, пропахав по нему несколько метров. Но торопился он напрасно. Никто не шевелился. Через пару минут напряженного молчания, Оттар Кровавый Топор сделал несколько шагов вперед.
- Значит так, девочки, танцевать предлагаю по следующим правилам: каждое войско делится на два отряда, и эти группы вступают в бой с обоими своими неприятелями. Помощи и подмоги не будет. Оставшиеся рубятся между собой, пока у нас не определится победитель. Пойдет так?
- Справедливо, - подал голос Магон.
- Приемлемо, - изрек бо Жунянг.
Перестроения заняли несколько минут. Гуопина, как он и предполагал, определили в группу, противостоящую Южному анклаву. К его облегчению, Шаоюн, невозмутимо занял позицию подле него.
- Только силой!!! - проорали викинги предбитвенный клич и рванулись вперед.
- И-у-урр! Убейте их! – кричали бойца Южного анклава.
Китайцы под командой Гуопина начали сближаться с керфагенянами. Хамилькарт со своими големами, перекрытыми длинными узкими щитами, осторожно выбирая позицию, двигался навстречу.
Они сошлись, и в воздухе заблистали клинки. Южане сходу подняли на копья нескольких китайских солдат. Шаоюн сеял смерть могучими ударами алебарды. Два человека ловко фехтовали, обмениваясь ехидными замечаниями.
- Карфаго деленда эст! – провозгласил Гуопин, сбивая клевцами шлем с головы Хамилькарта.
- Я закопаю топор войны… вместе с тобой, поедатель тараканов! – ответил южанин, вспарывая китайцу правый наплечник.
Внезапно, в третий раз завыл ревун. Все люди недоуменно остановились, потом переключили големов на удержание позиции. Шаоюн, флегматично оглянувшись по сторонам, моментально срубил ближайшего противника и тоже замер, как ни в чем не бывало.
- Вторжение инопланетян? – фыркнул Хамилькарт.
Он имел полное право так говорить. На Чучхеке существовало лишь три воинских сообщества. Гуопин лишь недоуменно пожал плечами. Из-за ближайшего бархана появилась малочисленная группа людей. Впереди них на черном неуклюжем жеребце с пятью ногами, больше похожем на паука, ехал всадник в рыцарской бригантине и цилиндрическом шлеме тамплиеров с крестообразной прорезью впереди. Вновь прибывшие потрясли оружием и также издали боевой клич, больше похожий на истошный визг.
- Бабы, - констатировал Гуопин. - Амазонки, так их.
- Со Стариком во главе верхом на многоножке, - хохотнул Хамилькарт. - Не усидел-таки под куполом. Главное, чтобы его не постигла судьба Марка Красса. Ой, как бы не огреб он тут по полной. Слушай, а веселье у нас, похоже, пошло всерьез, а? Ты не находишь?
- Угу, то-то все они пришипились в последние недели. Доспехи шили втайне от мужей, - китаец покрутил головой и подмигнул карфагенянину. - Продолжаем?
Хамилькарт в ответ рубанул фалькатой. Гуопин частично заблокировал удар, но тяжелый меч все равно скользнул по «доспеху из тысячи гвоздей», хоть и не пробил его.
- Апорт! – скомандовал Гуопин, и Шаоюн очнулся от спячки и мощнейшим ударом под колена снес Хамилькарта с ног. Карфагенянин уныло посмотрел на приставленные к груди клевцы и вздохнул.
- Тоже мне - друг. Мог бы уже хоть раз проиграть из вежливости.
- Ничего. Закон чисел на твоей стороне. Чем больше я тебя луплю, тем больше вероятность твоей будущей победы. Загорай пока. А мы пойдем за чемпионскими очками. Всем удерживать позицию! Посмотрим кто победит и милостиво добьем победителя. Чтоб не мучился угрызениями совести.
- Ну, ты и гусь! - фыркнул Хамилькарт. - И такому герою может достаться бериллиевая махайра…
- С зомби не разговариваю! Стал трупом - веди себя прилично! Отряд! Пращи к бою!
Общая битва, уже скорее общая свалка только разгоралась. Амазонки сходу врубились в самую гущу сражения. Поначалу им сопутствовал успех, вернее их присутствие терпели, но потом кланы отбросили деликатность и задали жару незваным гостям под аккомпанемент яростных воплей и свистящих в воздухе снарядов китайских пращников.

Глава службы психологической поддержки Алпай Коджаб благосклонно выкушал очередную рюмку янтарной наливки во время ланча после витиеватого тоста предложенного бо Жунянгом во здравие гостя. Гуопин последовал его примеру и почувствовал, как обжигающая влага прокладывает себе путь по пищеводу. Рядом с Коджабом сидели две подружки – Тереза и Летиция, обе хохотушки, обе блондинки и трещали без умолку, очаровывая инспектора. Коджаб слегка ошалел от обильного гостеприимства колонистов, но пока держался, не размякал. Хамилькарт подмигнул Гуопину и долил в графин еще настойки из объемистого термоса, стоявшего под столом. Тереза низко склонилась над скатертью, вновь наполняя всем бокалы, и психолог из центра полностью провалился взглядом в содержимое ее глубокого декольте. Пока все шло как по писаному. Но вдруг Коджаб, опомнившись, смущенно откашлялся и поднялся с места.
- Не хочется нарушать прелесть нашего банкета, - похотливый взгляд на Терезу, и мгновенный многообещающий ответ. - Но, я думаю, пора мне уже навестить многоуважаемого коменданта в медблоке. Иначе с моей стороны это будет просто невежливым. После этого, я полагаю, мы сможем продолжить… эээ… наше общение, - Коджаб вновь мазнул лисьим взглядом по стройной фигурке девушки. - Очень жаль, что Любош получил эту нелепую травму… Как Вы там говорите?
- Перелом лодыжки с подвывихом стопы, - отчеканил Мануэль. - Реабилитация будет продолжаться еще пять дней.
- Надо же, как неудачно. Упасть на ровном месте, запнувшись о порожек люка. Весьма прискорбно.
«Конечно. Как не упасть с неуклюжего пятиногого коня, получив удар алебардой по тыкве» - подумал про себя Гуопин.
- Что поделать. Мы сами очень расстроены, - вздохнул Оттар и украдкой показал медику кулак.
- Скажите, Мануэль, как часто у вас случаются подобные травмы? – невинно спросил Коджаб.
Бедняга-лекарь, простимулированный дружеским тычком кулака под ребра ответил с запинкой:
- О нет, такие инциденты тут редкость. Ну, вывихи там, растяжения, ушибы-ыы-ы, - взвизгнул он под конец, потому что тяжелым геологическим ботинком на мягкую тапочку – это больно. Сидящий рядом Магон услужливо похлопал медика по спине, как если б тот поперхнулся.
- Ну что ж, - заключил психолог. - Ведите нас, глубокоуважаемый Мануэль, засвидетельствовать почтение коменданту. Смею надеяться, что он в состоянии нас принять.
Медик засеменил рядом с высокой фигурой представителя центрального офиса, указывая путь. В медблок ввалились всей толпой, вмиг осквернив перегаром продезинфицированную атмосферу помещения. Старик вальяжно возлежал на подушках, его нога покоилась в недрах реабилитационной камеры, на постели привольно раскинулся объемистый фолиант. Коджаб тепло поприветствовал коменданта. После ряда ничего не значащих фраз взгляд психолога остановился на книгах, в беспорядке раскиданных вокруг ложа Старика.
- О-о-о, я вижу вы, как и я, предпочитаете бумажные носители информации.
- В моем состоянии это сейчас удобней, - добродушно согласился Старик.
- Ммм… «История пунических войн», «Письмо к Луцию», «Моралии» Плутарха. Очень необычный выбор литературы, вынужден признать.
- Я увлекаюсь историей. Особенно историей войн и сражений. Это мое хобби, - важно ответил комендант.
- А вы знаете, мне это очень близко, поэтому я так и уд
 
AlexДата: Суббота, 30.11.2013, 21:49 | Сообщение # 2
Маг
Группа: Ветераны
Сообщений: 3797
Награды: 31
Репутация: 148
Пол: Мужчина
Статус: Offline
Забавно. Жаль, что рассказ не довыложен.


чушь, которая здесь произносится тиражируется с огромным удовольствием - Г. Селезнёв
обитаю здесь обновлено 29.07.14
 
Altz_GamerДата: Воскресенье, 01.12.2013, 14:05 | Сообщение # 3
Искатель
Группа: Создатели
Сообщений: 4
Награды: 0
Репутация: 0
Пол:
Статус: Offline
- Я увлекаюсь историей. Особенно историей войн и сражений. Это мое хобби, - важно ответил комендант.
- А вы знаете, мне это очень близко, поэтому я так и удивился. Тема моей диссертации по психологии «Образ воинствующего религиозного фанатика на примере турецкого янычара». Вот, собственно, ммм.
Все присутствующие многозначительно переглянулись.
- Кгм, - сказал Старик. - Я чувствую, да что там – я просто уверен, что у нас вам понравится!
Медик, заламывая в отчаянии руки, выскочил в коридор.

Дорогой и любимый Федя!
Стоило намекнуть Деду о твоем предложении - и его просто не узнать. Хандру как рукой сняло. Всем нам головы заморочил Чучхеком - как там будет здорово. Девочки уже все в предвкушении путешествия. На квартиру я нашла арендаторов. Мы неплохо на этом заработаем, сам знаешь, сколько у нас сейчас стоит снимать жилье. А проезд будет в бизнес-классе или экономическом? Девочки спрашивают. Была в банке, договорилась о досрочном погашении кредита. Ждем трудовые контракты и будем собираться в дорогу.
Целую.
Забыла спросить: в прошлом письме ты подписался, как Гуопин. Это какая-то шутка? Я честно, не поняла, но Дед сказал, чтобы я не обращала внимания.

Приписка ниже:

«Сынок! Ты все здорово придумал. Привет Любошу, старому мошеннику. Скажи ему, что Одиссей вновь возвращается в Итаку. Я тут покопался в литературе – есть идеи, как переделать один вездеход в полноценный пентеконтор. Чтоб к моему приезду ты свалил из китайского сообщества – будем создавать свое. Всыплем этим задохликам!!! Жену твою постараюсь плавно подготовить».

Гуопин рассмеялся. Он обернулся к стоявшему у порога Шаоюну, чтобы поделиться радостной вестью, но вдруг на плацу истошно заверещал ревун. Пока китайцы оставались на вершинах рейтингов - они являлись для всех отличным боевым раздражителем.

Загребая пыль желтыми сафьяновыми сапогами, правоверные шли на битву с гяурами. Увязая в песке, в бой топала тяжелая пехота Османской империи. Темны и злобны были их пластиковые лики, недобрым пламенем полыхали фотоэлементы. Огонь священной войны гнал вперед цвет Блистательной Порты. Четверо големов в арьергарде несли паланкин султана турецкого дивана - Йылдырыма-паши. Рядом с правителем, под атласным опахалом расположился млеющий от непривычной жары с выражением тоскливой безысходности на плоском лице Верховный судья дивана - имак Санкарбырлаз. Вот паланкин накренился, преодолевая гребень дюны, и из-под ног имака скользнул пластиковый чемоданчик с нашитым на нем красным крестом.

Конец
 
AlexДата: Понедельник, 02.12.2013, 02:54 | Сообщение # 4
Маг
Группа: Ветераны
Сообщений: 3797
Награды: 31
Репутация: 148
Пол: Мужчина
Статус: Offline
:)

чушь, которая здесь произносится тиражируется с огромным удовольствием - Г. Селезнёв
обитаю здесь обновлено 29.07.14
 
Литературный форум » Создатели Миров » Создатели "в работе" » Неконфликтная группа (рассказ написан 23 года назад... устарел наверное)
Страница 1 из 11
Поиск:


Комментарии

Сообщения

Репутация

Статьи 

Новости

340 - Забатар
318 - OMu4
299 - Случайная
187 - tanyaversal
167 - Vedmak
149 - Тольтек
130 - dcf
119 - Feniks
111 - Green
110 - OlegVeter

7959 - Kurok
6671 - Забатар
4866 - mif
4303 - Black_raven
3797 - Alex
3757 - tanyaversal
3637 - Михсух
3428 - dcf
2300 - lorri
2298 - Случайная

591 - mif
570 - Забатар
567 - tanyaversal
558 - dcf
531 - Случайная
374 - lorri
371 - Listik
352 - Димитрис
348 - Nalsh
295 - Kurok

125 - tanyaversal
119 - Случайная
79 - Забатар
49 - ulyaivanyuk2009@
35 - OlegVeter
30 - Кира
27 - lorri
25 - dcf
23 - mif
22 - dimon1979

666 - Забатар
588 - OlegVeter
119 - Случайная
79 - tanyaversal
57 - diman03
36 - Kurok
31 - ulyaivanyuk2009@
5 - Альфа
4 - Vedmak
3 - Кошка

Создатели Миров © 2010-2012 Хостинг от uCoz